Скидки на обучение до -47% в черную пятницу. До 29.11!

20.10.2021

Секрет «жизненности» диалогов Аарона Соркина

Прописывая диалог в сценарии, автор должен решить сразу несколько задач. Диалог должен развивать сюжет, отображать характеры героев, быть интересным и не вызывать отторжение зрителя своей фальшивостью.

В этом материале мы поговорим как раз о последнем пункте. Как заставить зрителя поверить в реальность диалога между двумя выдуманными персонажами? Тем более что при этом надо еще как-то двигать сюжет и раскрывать характер героев. 

Если вы начинающий сценарист, то лучше всего изучить работы и советы более опытных авторов. Например, Аарона Соркина – общепризнанного мастера разговоров в кино.

Давайте разберем, какими приемами он придает своим диалогам реалистичность.

Диалог – не реальный разговор

Аарон Соркин раз за разом утверждает, что не старается приблизить свои диалоги к разговорам в реальной жизни. Во-первых, потому что, по его мнению, это просто невозможно. А во-вторых, потому что это просто никому не нужно.

По его мнению, по-настоящему жизненные фразы могут родиться только во время импровизации. Но ни одна заранее записанная реплика никогда не дотянет до разговорного уровня. Так зачем стараться?

При написании сценария Аарон ставит перед собой задачу, чтобы его диалоги находились где-то по середине между настоящими разговорами и тем языком, который используется в классической литературе и на новостном телевидении. В литературе диалоги слишком пафосные и вычурные. В новостных объявлениях, наоборот, – слишком серые и клишированные. А разговорные, как уже было сказано, повторить невозможно.

Именно поэтому его задача сделать диалог только похожим на настоящую болтовню. И для того, чтобы создать такой разговор, он, чаще всего, использует одни и те же приемы.

Шероховатости и икота

Прием, который создает ощущение, что фраза придумана персонажем только что.

Если изучить диалоги Соркина, то можно заметить: большинство его героев, пытаясь что-то сказать, постоянно запинаются. Они сбиваются с мысли. Начинают предложение и не заканчивают его. Используют междометия и часто не могут подобрать нужные слова уже в середине фразы. Сильнее всего это проявляется в напряженные моменты.

Этот прием решает сразу две поставленные Аароном задачи: приближает диалог к жизни и помогает установить нужный ритм.

Вот, например, кусочек диалога из пилотного эпизода сериала «Служба новостей». В нем главный герой Уилл после нервного срыва возвращается с принудительного отпуска и узнает, что его начальник решил полностью переформатировать новостной отдел.

«ЧАРЛИ

Я взял нового продюсера.

УИЛЛ

В смысле?

ЧАРЛИ

Я взял продюсера…

УИЛЛ

Ты взя… Никогда не поеду в отпуск… Ты взял продюсера, которого я даже не видел?»

Информация, которую сообщил директор службы новостей своему ведущему, настолько его ошарашила, что человек, зарабатывающий миллионы разговорами, не смог сразу найти нужных слов.

Выглядит очень достоверно.

Прыжки по темам

Персонажи Соркина часто слышат не то, что им говорят. Или реагируют не на те части фраз, на которые делает акцент собеседник. И хотя такие моменты выглядят очень естественно, на самом деле этот прием используется Аароном очень продуманно.

Во-первых, на этом фоне часто между персонажами возникают недопонимания или даже открытые конфликты. Ведь некоторые фразы или даже части фраз, вынутые из контекста, очень легко понять превратно.

Во-вторых, перескакивая с мысли на мысль, возвращаясь к забытой теме спустя несколько фраз, персонажи как бы ведут сразу несколько разговоров. И каждый из этих разговоров привносит в сюжет что-то свое.

Посмотреть, как это выглядит, можно в том же самом сериале «Служба новостей». Уже в пилотной серии, когда журналистам из новой команды случайно удается узнать об истинных масштабах взрыва буровой Бритиш Питролиум раньше остальных, происходит вот такой диалог:

«НИЛ

Представьте три Великих каньона, наполненных водой. На дне дырка, и из нее выдернули пробку. Вот что случилось

УИЛЛ

Ты же айтишник, да?…

НИЛ

Блоггер. Веду ваш блог.

УИЛЛ

Ты шутишь?

НИЛ

Это будет катастрофа…

УИЛЛ

Нет. У меня есть блог?»

Разумеется, дальше разговор вернулся к основной теме, но самая последняя реплика Уилла в этой сцене все равно была: «Нет. Серьезно. У меня есть блог?»

Тот факт, что из всего сказанного героя Джеффа Дениалса поразило именно мимолетное упоминание блога, показывает насколько он не интересовался жизнью редакции до начала сериала. И Соркину, благодаря скачкам с темы на тему, удалось показать это буквально тремя репликами.

Многоголосица

Еще один прием, который работает на естественность диалогов, – это перебивание. Персонажи Соркина постоянно друг друга перебивают. Также, как это происходит в жизни. А, может, даже еще активней.

Во время разговора люди часто понимают, что им хотят сказать, еще до того, как говорящий заканчивает фразу. Ну, или думают, что понимают. И часто вклиниваются посередине предложения. Персонажи Соркина обычно умные люди, и потому им тоже необязательно дослушивать реплику, чтобы понять, о чем речь.

Но тут нужно понимать, что постоянные перебивания вносят некоторую сумятицу в разговор. И так как речь все-таки идет о сценарии, этот прием нельзя использовать в ущерб зрителю. Перебивания не должны мешать публике следить за разговором.

Крайний вариант этого приема, когда несколько персонажей говорят одновременно, не слушая друг друга. В этом случае понять, о чем они говорят, практически невозможно. И потому смысл таким одновременным репликам придает контекст и начало диалога. Именно по этой причине долго такая разноголосица длиться не может, иначе сцена начинает буксовать.

Так как одновременный разговор – это практически всегда спор, то в качестве выхода из этой ситуации Соркин чаще всего использует финальную фразу одного из героев. Аргумент, после которого спор прекращается.

Ненужная информация

Следующее правило напрямую вытекает из предыдущего. По мнению Соркина, зрителю совсем не обязательно понимать каждое слово, которое произносит с экрана персонаж. Главное, чтобы публика улавливала общий смысл разговора.

Звучит достаточно спорно. Но Соркин на практике доказал, что это работает.

На самом деле это правило очень раскрепощает автора. 

Именно благодаря ему сценаристам не обязательно, например, объяснять все узкоспециализированные термины, которые используют в разговоре персонажи. Сам же Соркин в интервью не раз признавался, что, хотя он и написал сценарий к фильму «Стив Джобс», он до сих пор не очень хорошо понимает компьютерный жаргон, который используют его герои.

Это же правило позволяет персонажам Соркина проговаривать свои реплики на максимальной скорости. Например, первая сцена фильма «Социальная сеть» занимает больше восьми страниц. А значит, на экране она должна длиться восемь минут. Но благодаря тому, что Марк выпаливает свои реплики почти на едином дыхании, в самом фильме этот эпизод занимает ровно пять минут.

При этом, опять же, перескакивания с темы на тему, незаконченные предложения, междометия… Усвоить всю информацию, вываленную героем Джесси Айзенберга за эти минуты, с первого раза невозможно. Но общий посыл сцены понятен: Марк очень умный, но заносчивый и надменный парень. С ним настолько трудно общаться, что его девушка за пять минут перешла от состояния «ты мне нравишься» до «ты полный кретин».

Сегодня большая скорость диалогов уже не монополия Соркина. Так, например, этот же прием стал одной из основных фишек мультсериала «Рик и Морти». Там главного героя Рика тоже не особо заботит, успевают остальные персонажи или зрители за его мыслью или нет. 

И опять же. Это работает.

Приемы Соркина для придания достоверной жизненности диалогам на самом деле очень просты. В отличие от его теории «музыкальности разговоров», которую мы рассматривали в предыдущем материале, эти его советы применить может каждый. Так что, если вы еще начинающий сценарист и не выработали собственный набор инструментов, советы Соркина здорово вам облегчат написание диалогов.

ЧТО ЕЩЕ СТОИТ ПРОЧИТАТЬ